Исторический сайт - революционеры Китая
Новое восстание в Шанхае Новое восстание в ШанхаеОсенью 1915 г. Чэнь Цзимэй подготовил новое восстание в Шанхае...
Синьхайская революция Новое восстание в ШанхаеПо старому китайскому календарю 1911 год называли "Синьхай". Этому году и суждено было стать годом Синьхайской революции...


Притворное смирение подчиненных
После захвата Фучжоу Сунь назначает главнокомандующим одного из левых лидеров Гоминьдана Сюй Чунчжи, а начальником штаба Чан Кайши. В январе 1923 г. генерал Чэнь Цзюнмин вынужден покинуть Гуанчжоу: он не устоял перед единым фронтом армий Сунь Ятсена, гуансийских и юньнаньских войск. 21 февраля Сунь Ятсен снова в Гуанчжоу.

Пока сторонники Сунь Ятсена в суровой борьбе с милитаристами отстаивали позиции Гоминьдана на Юге страны, представители пекинского правительства принимали участие в дипломатических играх Вашингтонской конференции ведущих капиталистических держав (1921 1922 гг.), хотя и не могли рассчитывать на равный голос в этом ансамбле. 6 февраля 1922 г. был предан гласности договор о принципах и политике в отношении Китая.

Под договором стояли подписи США, Бельгии, Великобритании, Китая, Италии, Японии, Франции, Нидерландов, Португалии. Творцы вашингтонского договора, мыслящие категориями классического колониализма, превзошли, как казалось, себя в словесной эквилибристике. Какие только обещания не зафиксировало их детище! Они подписались под тем, что будут "уважать суверенитет, независимость, территориальную и административную неприкосновенность Китая". Действующие неравноправные договоры остались за завесой молчания.

Китай, согласно статье 3 нового договора, не имел права ограничивать деятельность иностранцев, их частных, коммерческих, промышленных и финансовых учреждений, препятствовать приобретению ими собственности на китайской территории. Действия капиталистических держав, которые под ширмой международных договоров претворяли в жизнь проверенный колонизаторами принцип "разделяй и властвуй", вызвали сильные волнения в Китае.

За движением "4 мая" последовало десятилетие бойкотов, забастовок, направленных против английских, японских и других иностранных концессий. Сама жизнь диктовала необходимость развития сотрудничества между правительством Сунь Ятсена и Советской Россией. В пользу такого сотрудничества действовали вполне объективные факторы. Без надежной революционной армии одолеть милитаристов в кровопролитных схватках представлялось невозможным. Сунь Ятсен обратился к Стране Советов за помощью.

В марте 1923 г. руководство РКП (б) и Советское правительство приняли решение оказать Сунь Ятсену финансовую и военную помощь. 16 августа 1923 г. молодой генерал Чан Кайши выезжает во главе делегации в Москву. Перед Чан Кайши стояла вполне конкретная задача: обсудить военно-политические вопросы, достичь прямой договоренности о содействии Советского правительства в строительстве вооруженных сил Китая. Посланец Гоминьдана прибыл в Москву 2 сентября 1923 г.

За Чэнем стояло кантонское купечество. Торговцы поддерживали Сунь Ятсена, пока его призывы не претворялись в жизнь. Но Сунь осмелился пойти дальше: налогами все больше и больше облагались богатеи, нередко от имени республики реквизировалась их собственность. Поэтому купцы поддержали Чэнь Цзюнмина. Сунь Ятсен, приехавший 1 июня в Гуанчжоу, обосновался в президентском дворце (Гуаньиншань). Он мог опереться лишь на охранные отряды численностью в 200 300 человек.

Сунь Ятсен, как и раньше, возлагал определенные надежды на помощь США и поддерживал контакты с американцами в Гуанчжоу. Но эти расчеты были построены на песке. США предпочитали У Пэйфу 16 июня 1922 г. Чэнь Цзюнмин отдал приказ 2-й дивизии атаковать резиденцию президента. Чэнь обещал своим головорезам за Сунь Ятсена 200 тыс. долларов и три дня свободных грабежей. Сунь Ятсен был поставлен в известность о путче за несколько часов до событий. Пришлось последовать совету друзей и бежать.

Он пробирался по тревожным улицам по направлению к военно-морскому штабу. В это время над его резиденцией, где остались книги и рукописи, уже поднимались яркие языки пламени. Адъютант Ма_Сян с честью выполнил порученное ему дело: он спас жизнь жене Сунь Ятсена Сун Цинлин. Командующий флотом пригласил беглецов на крейсер "Юнфэнь", который проследовал по фарватеру реки Вампу. Пятьдесят дней длилась вооруженная борьба с мятежниками. Чан Кайши присоединился к беглецу в начале августа.

Вместе с Сунь Ятсеном ему предстояло пробыть на "Юнфэнь" около двух месяцев. Сунь Ятсен, всегда стремившийся привить окружавшим его людям собственные представления о чести, долге, не скрывал своего возмущения. Как мог Чэнь Цзюнмин, его протеже, действовать так злобно, так подло?! Ведь на такое обычно не решались даже его враги. "Мой лучший друг Чэнь Цзюнмин, обращался Сунь Ятсен к представителю Коминтерна С. А.

Далину, оказался изменником, он подкуплен У Пэйфу, подкуплен англичанами из Гонконга!" 6 августа стало известно: преданные Сунь Ятсену войска потерпели поражение. Мятежники захватили Наньсюн (на границе провинций Гуандун и Цзянси). 9 августа Сунь Ятсен и его окружение, в котором находился Чан Кайши, отбыли на английском фрегате через Шанхай в Гонконг. У Чан Кайши не было другого выхода. Внешне могло показаться, что Чан делит невзгоды с Сунь Ятсеном из-за преданности революционному вождю. На деле же, однако, все было проще.

Усталый, боязливый Чан, не имевший армии, давно уже не ладивший с Чэнь Цзюнмином, оказался бессильным перед лицом опасности и решил бежать. Вынужденный для Чан Кайши шаг послужил причиной его сближения с Сунь Ятсеном. "Помнишь ли ты, мой брат, те дни, когда мы находились на корабле? писал в одном из писем к Чан Кайши Сунь Ятсен. Весь долгий день мы могли лишь спать и есть, ожидая добрых вестей... Какие бы трудности ты ни встретил, какие бы испытания ни перенес, оставайся в армии, пока я веду... борьбу".

Сунь Ятсен теперь полагался на Чан Кайши в подготовке нового наступления на Гуанчжоу. Пока он укрывался на территории французской концессии, Чан по его заданию едет в Фуцзянь для установления контакта с аньфуистскими генералами, с которыми они связывали надежды на возвращение в Гуанчжоу. Переезжая из одного района в другой, он умело спекулировал именем Сунь Ятсена, ставшим магическим для мало-мальски разбирающегося в политике китайца. Во время пребывания в Фуцзяни Чан Кайши впадает в уныние.

Он опасается, что зря тратит время на ненужные дела. В отчаянии Чан признается: "Если через 10 дней не достигну успеха, бросаю борьбу". Вот тогда Сунь Ятсен счел для себя необходимым оказать покровительство молодому революционеру, подбодрить, если понадобится, пожурить его. Сунь Ятсен пишет: "Я только что видел Ваше письмо, в котором Вы утверждаете, что если не будет прогресса в течение десяти дней, то не будет никакого толка вообще.

Что за бессмыслица! Даже если мы не достигнем прогресса, враг теряет каждый день почву под ногами. Например, его офицеры и солдаты начинают прозревать; народ в провинции Гуандун ненавидит врага все больше и больше..." Сунь Ятсен, зная о надеждах Чан Кайши на Запад, упоминает в письме, что и сам раньше питал подобные иллюзии, и сообщает о растущих в народе настроениях в пользу сотрудничества с КПК. "Нужно быть терпеливым, прилежным, не бояться работы и плохого, поучает Сунь Ятсен Чана, только тогда можно добиться хорошего результата. Но нельзя ведь так: если через 10 дней не будет успеха, то уже нет желания больше работать.

Так, конечно, желаемой цели достигнуть нельзя". Авторитета Сунь Ятсена не могли поколебать отдельные поражения в ходе развития революции. Сунь Ятсен поддерживал связь с армией Северного похода, рассредоточенной на двух направлениях. Войска залечивали раны после августовского поражения. Возглавившие Северный поход Сюй Чунчжи и Ли Фулинь овладели 12 октября центром Фуцзяни Фучжоу. Мятеж Чэнь Цзюнмина значительно ослабил военные возможности правительства Сунь Ятсена.

Появились серьезные трудности с вооружением. Во время восстания Чэнь Цзюнмина был взорван пороховой завод, и взрывчатые вещества приходилось ввозить из-за границы. Англичане, опираясь на свои форпосты в Южном Китае, препятствовали перевозке военных грузов, предназначенных Сунь Ятсену. В своей деятельности, направленной на восстановление гуандунской революционной базы, Сунь Ятсен, как и раньше, делал ставку прежде всего на военные действия. Отсюда внимание к тем деятелям из его окружения, которые имели хоть какое-то специальное военное образование. Чан Кайши входил в число последних.

За Чэнем стояло кантонское купечество. Торговцы поддерживали Сунь Ятсена, пока его призывы не претворялись в жизнь. Но Сунь осмелился пойти дальше: налогами все больше и больше облагались богатеи, нередко от имени республики реквизировалась их собственность.

Поэтому купцы поддержали Чэнь Цзюнмина. Сунь Ятсен, приехавший 1 июня в Гуанчжоу, обосновался в президентском дворце (Гуаньиншань). Он мог опереться лишь на охранные отряды численностью в 200 300 человек. Сунь Ятсен, как и раньше, возлагал определенные надежды на помощь США и поддерживал контакты с американцами в Гуанчжоу. Но эти расчеты были построены на песке.

США предпочитали У Пэйфу 16 июня 1922 г. Чэнь Цзюнмин отдал приказ 2-й дивизии атаковать резиденцию президента. Чэнь обещал своим головорезам за Сунь Ятсена 200 тыс. долларов и три дня свободных грабежей. Сунь Ятсен был поставлен в известность о путче за несколько часов до событий. Пришлось последовать совету друзей и бежать. Он пробирался по тревожным улицам по направлению к военно-морскому штабу.

В это время над его резиденцией, где остались книги и рукописи, уже поднимались яркие языки пламени. Адъютант Ма_Сян с честью выполнил порученное ему дело: он спас жизнь жене Сунь Ятсена Сун Цинлин. Командующий флотом пригласил беглецов на крейсер "Юнфэнь", который проследовал по фарватеру реки Вампу. Пятьдесят дней длилась вооруженная борьба с мятежниками. Чан Кайши присоединился к беглецу в начале августа. Вместе с Сунь Ятсеном ему предстояло пробыть на "Юнфэнь" около двух месяцев.

Сунь Ятсен, всегда стремившийся привить окружавшим его людям собственные представления о чести, долге, не скрывал своего возмущения. Как мог Чэнь Цзюнмин, его протеже, действовать так злобно, так подло?! Ведь на такое обычно не решались даже его враги. "Мой лучший друг Чэнь Цзюнмин, обращался Сунь Ятсен к представителю Коминтерна С. А. Далину, оказался изменником, он подкуплен У Пэйфу, подкуплен англичанами из Гонконга!" 6 августа стало известно: преданные Сунь Ятсену войска потерпели поражение.

Мятежники захватили Наньсюн (на границе провинций Гуандун и Цзянси). 9 августа Сунь Ятсен и его окружение, в котором находился Чан Кайши, отбыли на английском фрегате через Шанхай в Гонконг. У Чан Кайши не было другого выхода. Внешне могло показаться, что Чан делит невзгоды с Сунь Ятсеном из-за преданности революционному вождю. На деле же, однако, все было проще.

Усталый, боязливый Чан, не имевший армии, давно уже не ладивший с Чэнь Цзюнмином, оказался бессильным перед лицом опасности и решил бежать. Вынужденный для Чан Кайши шаг послужил причиной его сближения с Сунь Ятсеном. "Помнишь ли ты, мой брат, те дни, когда мы находились на корабле? писал в одном из писем к Чан Кайши Сунь Ятсен. Весь долгий день мы могли лишь спать и есть, ожидая добрых вестей... Какие бы трудности ты ни встретил, какие бы испытания ни перенес, оставайся в армии, пока я веду... борьбу".


Образец для всего Китая Образец для всего КитаяЧэнь Цзюнмин, занявший Гуанчжоу в 1920 г., обещал превратить Гуан-чжоускую провинцию в "образцовую для всего Китая"...
Судьба Чан Кайши Судьба Чан КайшиСудьба готовила Чан Кайши военную карьеру...
Северный поход Северный поход4 января 1926 г. состоялся обед с приглашением высших гоминдановских чинов. Чан Кайши обратился к участникам трапезы...
Заговор коммунистов Заговор коммунистовМартовские события застали коммунистов врасплох...
Партнёры
 
 
©2009 - Права защищены
При копировании информации обратная ссылка обязательна